12:41 

Одержимость

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid


Фэндом: Dragon Age
Пэйринг или персонажи: Андерс/ж!Хоук
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Драма, Фэнтези
Размер: Драббл, 2 страницы
Статус: закончен

Описание:
Она была такой однажды: тогда, в Тени, когда Справедливость занял его место, а ему оставалось лишь наблюдать со стороны.

@темы: #dragonage, #ficbook, #фанфикшен

URL
Комментарии
2015-10-14 в 12:41 

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid
Она де­ла­ет это на­роч­но.

Вры­ва­ет­ся в ноч­ной го­род ура­ганом, вых­ва­тыва­ет по­сох — лег­ко, иг­ра­ючи, буд­то про­гул­ка по са­мым тем­ным угол­кам Кир­квол­ла не бо­лее чем раз­вле­чение — и бро­са­ет­ся в бит­ву так, как мо­тыль­ки ле­тят на свет. И тан­цу­ет, тан­цу­ет ог­нем, вски­дывая ру­ки в кол­дов­ских пас­сах и раз­дви­гая плот­ный пок­ров За­весы, тан­цу­ет не­удер­жи­мо, лишь бы не об­ра­тить­ся зо­лой. А по­том, в ле­чеб­ни­це, си­дя на жес­ткой ку­шет­ке, она бу­дет про­тяги­вать ему из­ре­зан­ные, пок­ры­тые тон­ки­ми алы­ми ни­тями по­резов але­бас­тро­вые за­пястья и смот­реть из-под рес­ниц, за­кусы­вая гу­бу и улы­ба­ясь поч­ти роб­ко. Что ос­та­нет­ся ему? Толь­ко креп­че стис­ки­вать зу­бы и ка­сать­ся этих по­резов, на­де­ясь, что его ма­гии бу­дет дос­та­точ­но, что­бы ос­та­вить от но­вой по­лосы ед­ва раз­ли­чимую нить шра­ма. И с каж­дым но­вым по­резом на этих ру­ках внут­ри бу­дет кло­котать все гром­че, и го­лос — то­го, дру­гого — бу­дет на­батом зву­чать в го­лове, тре­буя по­кинуть не­чес­ти­вую ма­лефи­кар­шу, по­пира­ющую все иде­алы, в ко­торые они ве­рят.

Ан­дерс бу­дет опус­кать гла­за, сжи­мать ку­лаки так, что кос­тяшки по­беле­ют, а до­рож­ки вен — взду­ют­ся, но бу­дет мол­чать, тер­пе­ливо за­лечи­вая уро­ду­ющие ко­жу по­лосы и не за­мечая, как блес­тит ее взгляд. Эта сле­пота — единс­твен­ный спо­соб удер­жать то­го, дру­гого, от вспыш­ки, зас­тавля­ющей гла­за об­ра­щать­ся бе­ло-го­лубым ог­нем, а ко­жу по­лыхать сетью све­тящих­ся тре­щин.

Каж­дую ночь он го­ворит ей, пы­та­ет­ся убе­дить, что все это — не­вер­но, неп­ра­виль­но и со­вер­шенно не то, к че­му дол­жен тя­нуть­ся маг; го­ворит, что она, дол­жно быть, спя­тила, ес­ли ду­ма­ет, что раз­ру­шитель­ная, опь­яня­ющая си­ла де­монов не су­ме­ет ее по­корить; про­сит, ед­ва ли не мо­лит оду­мать­ся и прек­ра­тить, по­ка не ста­ло слиш­ком поз­дно. И каж­дый раз она улы­ба­ет­ся — теп­ло, по­нима­юще, — гла­дит его по ще­ке и обе­ща­ет, что боль­ше ни­как и ни­ког­да.

А по­том — сно­ва про­тяги­ва­ет ему за­пястья, и Ан­дерс не­нави­дит ее и се­бя за то, что не мо­жет ра­зор­вать этот по­роч­ный круг.

Но ей ма­ло и это­го. В ве­чер­них су­мер­ках, там, где ее ви­дят толь­ко друзья да об­ре­чен­ные на смерть, она об­ра­ща­ет­ся к ма­гии кро­ви, а днем, в за­литых сол­нцем бе­лых сте­нах Кир­квол­ла, Хо­ук при­вет­ли­во улы­ба­ет­ся хра­мов­ни­кам и с го­тов­ностью бе­рет­ся за лю­бое по­руче­ние Ме­редит. «Хо­чу сос­лу­жить го­роду доб­рую служ­бу», — го­ворит она, и ее гла­за нас­толь­ко не­вин­ны, что не­воз­можно ей не по­верить.

Ан­дерс не ве­рит уже дав­но. Ан­дерсу хо­чет­ся по­нять, ка­кая си­ла дер­жит его ря­дом с жен­щи­ной, от­кры­то из­де­ва­ющей­ся над всем, что для не­го свя­то. И он бы ушел, да толь­ко Хо­ук не от­пуска­ет: вце­пит­ся длин­ны­ми тон­ки­ми паль­ца­ми в по­яс, приль­нув к спи­не, ут­кнет­ся но­сом в свет­лые во­лосы, заб­ранные в хвост, и за­шеп­чет, сбив­чи­во, как су­мас­шедшая, зав­ле­чет, одур­ма­нивая — как от та­кой уй­дешь? Ан­дерс сно­ва за­пута­ет­ся: в тон­ких прос­ты­нях, в тем­ных ту­гих ло­конах Хо­ук, в ее сло­вах, в са­мом се­бе — за­пута­ет­ся, а оч­нувшись по­ут­ру, сно­ва нач­нет бег по зам­кну­тому кру­гу, не на­ходя в се­бе сил выр­вать­ся.

Хо­ук бу­дет улы­бать­ся — неж­но, поч­ти роб­ко, но они — он сам и тот, дру­гой, — зна­ют, что кро­ет­ся за этой улыб­кой.

Од­нажды он не вы­дер­жит — они оба. Взор­вется бе­ло-го­лубым ог­нем, под­хва­тит и зак­ру­жит, зас­тавляя пла­вить­ся, го­реть и осы­пать­ся зо­лой. И Хо­ук бу­дет улы­бать­ся, хо­хотать, зах­ле­быва­ясь вос­торгом, и Ан­дерсу, поз­во­ля­юще­му Спра­вед­ли­вос­ти зав­ла­деть собс­твен­ным те­лом, бу­дет стран­но слы­шать этот счас­тли­вый звон­кий смех — та­кой, ка­кого она не да­рила ему до­селе.

И бу­дет стран­но, ког­да ее из­ре­зан­ные кин­жа­лом ла­дони без стра­ха про­тянут­ся к пок­ры­тому бе­ло-го­лубы­ми тре­щина­ми ли­цу, кос­нутся его, а гла­за, обыч­но се­рые и тем­ные, за­горят­ся ли­хора­доч­ным ог­нем. Она бы­ла та­кой од­нажды: тог­да, в Те­ни, ког­да Спра­вед­ли­вость за­нял его мес­то, а ему ос­та­валось лишь наб­лю­дать со сто­роны. Это пу­гало.

И это пу­га­ет те­перь. Его мир ру­шит­ся и ле­тит в без­дну, ког­да она раз­дви­га­ет алые гу­бы в ча­ру­ющей улыб­ке и шеп­чет:

— Ну здравс­твуй, Спра­вед­ли­вость.

URL
     

Subspace

главная