Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:41 

Всегда пожалуйста, Фенрис

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid


Фэндом: Dragon Age
Основные персонажи: ж!Хоук, Фенрис (Лето), Андерс
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Фэнтези, Hurt/comfort
Размер: Драббл, 3 страницы
Статус: закончен

Описание:
— Убери свои руки, маг! Еще не хватало оказаться по уши в этой дряни!
— Видишь? — Андерс беспомощно развел руками. — Может, ты попробуешь? С тобой он хотя бы разговаривает, а не перемежает оскорбления тевинтерскими ругательствами.
Хоук потерла виски. И почему в ее жизни ничего не бывает просто?

@темы: #dragonage, #ficbook, #фанфикшен

URL
Комментарии
2015-10-14 в 15:41 

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid
— Убери свои руки, маг! Еще не хватало оказаться по уши в этой дряни!

— Видишь? — Андерс беспомощно развел руками. — Может, ты попробуешь? С тобой он хотя бы разговаривает, а не перемежает оскорбления тевинтерскими ругательствами.

Хоук потерла виски. И почему в ее жизни ничего не бывает просто?

— Даже не думай об этом, Хоук, — сквозь зубы процедил Фенрис, приваливаясь спиной к каменной стене. Угрюмый взгляд исподлобья не дал Хоук и шагу ступить. «Бесполезно, — поняла Мэриел, нерешительно помявшись. — Не разрешит».

Судорожно вздохнув и морщась, Фенрис отнял ладонь от бока. Липкая теплая кровь залила темные сегменты латных рукавиц, забилась между сочленений. Боль пронзала каленым железом, едва ли позволяя крепко стоять на ногах. Фенрис, конечно, не понаслышке знал, что бывает и хуже, однако знание это ничуть не спасало от прошибающего холодного пота и горького кома, опутавшего горло. Кровь била в пальцы толчками; впрочем, про себя рассудил эльф, царапина не стоит того, чтобы придавать ей особое значение. Боль-то стерпеть можно, а вот обращаться к магам за помощью никак не согласовывалось с его принципами.

Хоук попробовала еще раз.

— Фенрис, мы всего-то хотим помочь.

— Обойдусь, — эльф, скрипнув зубами, оттолкнулся от стены, так надежно поддерживавшей его, и сделал шаг. В боку, задетом чужим клинком, взрывалось, ныло и пульсировало. Лицо лириумного призрака побледнело, и впрямь делая его похожим на бесплотное существо, но на ногах он удержался. И сделал еще шаг. — Справлялся раньше без проклятой магии — справлюсь и сейчас.

Хоук бросила умоляющий взгляд на Андерса, но тот только пожал плечами. Сложно лечить пациента, не желающего быть исцеленным.

Идти ровно, уверенно, не позволяя туманящей рассудок боли повести в сторону — хотя бы до угла, а там ровная стена чьего-то поместья скроет Фенриса от взглядов двух обескураженных магов. Там можно привалиться плечом к холодному камню и понадеяться на его опору. Боль впивается в тело крючьями, рвет закаленную боями плоть, не оставляя шанса спрятаться. Фенрису хватает стойкости, чтобы выдержать ее, переставляя ноги и с каждым шагом приближаясь к особняку.

За ним остается истончающийся, редеющий след.

В особняке, за плотно затворенными тяжелыми дверями, можно выдохнуть, вытереть градом скатывающийся со лба пот и перевести дух. Преодолеть бы лестницу, именно сейчас кажущуюся сложнейшим препятствием, а там еще немного — и единственная обжитая комната с радостью встретит своего нынешнего хозяина. Найдется в ней и вино, чтобы заглушить боль и обработать рану, и чистые бинты для повязки, и огонь в камине, способный согреть немеющие руки. Надо только найти в себе достаточно сил, выдернуть себя из сковывающей пелены, разящей могильным холодом, и потерпеть еще немного. В конце концов, когда это бывший невольник позволял простой царапине свалить себя с ног?

Фенрис дышит глубоко, рвано: хозяйничающая в подреберье рана вышибает воздух из легких, кружит голову, топит в накатывающих волнах слабости. Из липких лап нелегко вырваться; эльф, решительно встряхнув белой головой, ступает на каменную ступень, покрытую сеточкой трещин, заставляет себя почти взлететь наверх, надеясь оставить угрозу забытья внизу...

...А она встречает его наверху, распахивая холодные, окутанные черным шелком беспамятства объятия.

***


— Как он?

— Сама рана пустяковая, ничего серьзного, а вот крови мог бы потерять и поменьше, если бы послушал тебя сразу, — говорящий хмыкает. — Ничего, оклемается. Вряд ли твой мрачный друг до сих пор радовал бы нас своим присутствием, если б загибался от любой мало-мальской царапины.

Язык кажется распухшим и неповоротливым, но выдавить из себя пару слов все-таки удается:

— Не дождешься, маг.

— Я же говорил.

Тяжелые веки не желают подыматься; кое-как разлепив глаза, эльф щурится, фокусируя взгляд. Неяркое пламя камина дает ровно столько света, сколько нужно, чтобы разглядеть Хоук, сидящую рядом, встревоженную и бледную, будто это она не так давно получила тычок в бок. За ее спиной маячит Андерс — ну конечно, со страдальческим вздохом думает Фенрис, еще бы эти двое слонялись по-отдельности. Парочка отступников со своей трижды проклятой магией.

— Я тебя снаружи подожду, — говорит Андерс, тронув Мэриел за плечо, она кивает и улыбается в ответ — так, как никогда не улыбается ему, Фенрису. Эльф покрепче стискивает зубы. Для злости ему недостает сил. Можно только обиженно повернуться на здоровый бок, ребячески демонстрируя Мэриел спину, и уставиться на пляску крохотных огненных язычков на углях. А еще слушать, как затихают удаляющиеся шаги.

Хоук молчит, но Фенрис чувствует ее взгляд на затылке. Взгляд у магессы пристальный, цепкий, с уловимой нотой укоризны — нет нужды смотреть ей в глаза, чтобы это уловить. Фенрису кажется, что она взглядом прожигает в нем дыру. И молчит — слишком тяжело и ощутимо, чтобы оставить это без внимания.

Фенрис не выдерживает первым.

— Я не просил помощи, — сквозь зубы цедит эльф.

— Помощи от магов, ты хочешь сказать, — он не отвечает, и Хоук остается только нетерпеливо вздохнуть. — Вот что забавно, Фенрис: когда тебя трепал дракон, ты как-то не особенно возражал против помощи — моей, Андерса и Мерриль.

— Это другое.

— Неправда, — ее боевая мантия звенит металлом колец. Хоук поднимается с края кровати, лишая Фенриса возможности чувствовать ее тепло. — Ты сражаешься с нами бок о бок и принимаешь нашу помощь гораздо чаще, чем в силах это признать. Видимо, не так уж мы и плохи, — посох, оставленный у стены, глухо стукает концом об пол, прежде чем Хоук закрепит его за спиной. — Поправляйся, Фенрис. Я загляну завтра.

Ее шаги удаляются, движутся к порогу. Фенрис крепко зажмуривается.

— Хоук, — окликает он. Магесса замирает на пороге и оборачивается. Фенрис представляет, как красиво свет ложится на ее лицо, как вспыхивает искрами на спутанных рыжих локонах, как отражается в глубине прозрачных глаз. — Спасибо.

— Всегда пожалуйста, Фенрис.

URL
   

Subspace

главная