16:34 

Гостья

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid


Фэндом: Dragon Age
Основные персонажи: ж!Хоук
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Фэнтези, Повседневность
Размер: Драббл, 2 страницы
Статус: закончен

Описание:
Хоук нравится наблюдать за ним издалека, оставляя свои визиты в секрете. Некоторые из горожан все еще бросают на нее любопытные взоры, задаваясь вопросом: что же понадобилось богатой женщине из Верхнего города здесь, среди изгоев и беженцев?

@темы: #dragonage, #ficbook, #фанфикшен

URL
Комментарии
2015-10-14 в 16:35 

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid
Хоук любит приходить в лечебницу за несколько часов до заката, когда в Клоаку стекается толпа усталых, измученных дневными заботами горожан. Мэриел осторожно ступает вдоль стены, пропуская вперед торопящихся. Мабари топчется следом, виляя хвостом и порыкивая на снующих под ногами крыс. Время от времени пес опускает мощную голову и клацает зубами у особо неосторожных, отгоняя серых тварей от ног хозяйки. Сдавленное попискивание сливается с шумом людских голосов; Хоук ласково треплет спутника по холке и продолжает свой путь, чуть морщась: резкие запахи отходов, людского пота и кошачьей мочи бьют в нос. Мабари звучно чихает — его чувствительным рецепторам здесь приходится и вовсе несладко.

— Потерпи, дружок, — Хоук ерошит собачьи уши и поднимается по лестнице. Деревянные половицы, сырые, подгнившие, жалобно скрипят под ее мягкими кожаными сапогами. Мимо, перескакивая через ступеньку, проносится паренек — совсем еще молодой, безусый. Хоук отшатывается в сторону, пропуская его. Ей спешить некуда — чем больше народу соберется в лечебнице, тем лучше.

— Иди, погуляй, — магесса похлопывает бок мабари, и тот с радостным, щенячьим повизгиванием уносится за крупной крысой, мелькнувшей в тени. Хоук усмехается, останавливается в дверях лечебницы, приваливаясь плечом к распахнутой настежь двери и скрещивая руки на груди. Расчет ее не подводит: в скромном обиталище целителя не протолкнуться, а ее скрывает не только тень, но и люди, которые вряд ли позволят Андерсу отвлечься на гостью.

Хоук нравится наблюдать за ним издалека, оставляя свои визиты в секрете. Некоторые из горожан все еще бросают на нее любопытные взоры, задаваясь вопросом: что же понадобилось богатой женщине из Верхнего города здесь, среди изгоев и беженцев? Ни один, впрочем, не решается это выяснить; Хоук объясняет такое деликатное поведение, ссылаясь на собственный грозный вид — надо думать, среди местных клиентов найдется мало желающих связываться с облаченной в кожу и кольчугу наемницей, прошедшей, если верить россказням гнома из «Висельника», Глубинные тропы.

Неузнанная и незамеченная, Мэриел смотрит, как отступник вытирает руки — крепкие, чуткие, — смачивает ладони резко пахнущим прозрачным настоем и склоняется над растянувшимся на жесткой кушетке пациентом. Прикусив губу, женщина скользит взглядом по его напряженной спине, по широким плечам, не скрытым под лохматым оплечьем. Складки грубой ткани и свободный крой рубахи оставляют достаточно простора для шальной фантазии Хоук; она едва слышно вздыхает — благо, гул голосов все заглушит, — и прикрывает глаза, обозвав себя похотливой дурой.

Под пальцами Андерса вспыхивает голубоватое свечение, а Мэриел невольно вспоминает, как бережно, заботливо он касался ее изодранного драконьми когтями плеча под сумрачными сводами Глубинных Троп. Она помнит страшные, рваные края багровых полос, рассекающих податливую белую плоть, помнит, как прижимала к груди стиснутый, дрожащий кулак, борясь с болью; помнит и теплое, успокаивающее прикосновение, сияние, не оставляющее от порезов и следа. Тогда она думала лишь о том, чтобы не издать ни звука — из-за Карвера, в первую очередь; теперь магесса старательно извлекает из памяти воспоминание об этой короткой близости и утешается тем, что ей предоставлено хотя бы это.

Хоук жадно ловит каждый жест, каждый брошенный взгляд, адресованный не ей. Она подмечает и озабоченную складку, залегшую промеж бровей, когда Андерс осматривает широкий рубец на теле городского кузнеца; и короткую улыбку, трогающую губы, когда целитель вручает молоденькой девушке зелье для матери; и то, как упрямо маг выпячивает подбородок, вправляя вывихнутые суставы и воюя с очередной сложной травмой. Наблюдая за его уверенными движениями, Хоук против собственной воли задумывается, как он мог бы касаться ее тела: гибкого, жаждущего, податливого. Столь непристойные мысли сладкой, ноющей тяжестью отдаются в низу живота, а Мэриел подбирает для себя ругательство похлеще. Кем надо быть, чтобы в одночасье из взрослой, умной женщины превратиться в едва выросшую из детских рубах деву, млеющую от лихорадочной игры собственного воображения?

Когда людей в лечебнице остается немного и посетители утомленно замолкают в ожидании своей очереди, магесса плавно отталкивается от двери, все это время служащей ей опорой, и, кляня себя на чем свет стоит за слабоволие, делает шаг назад, неслышно отступая за стену и прячась от случайного взгляда. Она спускается по лестнице, стараясь ступать легко, так, чтобы ни одна половица не издала предательского скрипа.

Хоук не подозревает, что Андерс любит делать вид, будто не имеет ни малейшего представления о ее визитах.

URL
2015-11-01 в 13:52 

shtuchka_o
ГлавГад, Док, Основатель церкви Резинсоула
Андерс - не моя трава совершенно, но, автор, это было замечательно! :vo:

2015-11-08 в 01:23 

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid
shtuchka_o, благодарю)

URL
     

Subspace

главная