17:06 

Шестьсот секунд до Бекенштейна

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid


Фэндом: Mass Effect
Пэйринг или персонажи: намек на Гаррус/ф!Шепард, мельком Касуми, Джокер, Келли, Джейкоб
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Юмор, Фантастика
Размер: Драббл, 4 страницы
Статус: закончен

Описание:
— Видел, да? — окликает его появившийся Джейкоб. — Вот это ножки у капитана!
— Определенно, — выдыхает Гаррус.

@темы: #фанфикшен, #masseffect, #ficbook

URL
Комментарии
2015-10-14 в 17:08 

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid
— Ты готова?

— Еще минуту, Касуми.

Кейлин пригладила волосы, не отрывая хмурого, внимательного взгляда от гладкой поверхности зеркала; ей казалось, что светлые русые пряди никак не хотят ложиться ровно. В любой другой ситуации коммандеру было бы решительно наплевать на изысканность прически; сейчас Шепард чувствовала себя едва ли не буквально не в своей тарелке. Из зеркала на нее смотрела незнакомка. Шепард нервно поправила юбку, не доходящую до колен, и поджала губы, кончиком языка пробуя на вкус покрывающую их краску. Платье казалось ей излишне открытым, невесомым и ненадежным после привычно тяжелой брони, макияж и серебристая пластина украшения на шее — чем-то непрактичным и совершенно ненужным. Впрочем, про себя согласилась Шепард, машинально заправив прядь за ухо и отвернувшись, эта странная метаморфоза заставила ее ощутить себя по-новому: не только солдатиком Джейн, чей лучший друг — штурмовая винтовка, но и женщиной, молодой и привлекательной. «Странноватое открытие на пороге войны», — усмехнулась коммандер, покидая комнату.

— Прекрасно выглядишь, Шепард. — Тень капюшона падает на лицо Касуми, и капитан «Нормандии» видит лишь улыбку, распустившуюся на губах воровки. В ее голосе Кейлин чудится беззлобная ирония. — Тебе стоило бы почаще так одеваться — глядишь, подняло бы боевой дух команды.

Шепард едва сдерживает смешок.

— Надеюсь, ты не ради боевого духа команды меня так вырядила?

— Нет, конечно, — Касуми наклоняет голову; капюшон по-прежнему скрывает лицо, но Шепард видит, как пляшут блики в ее глазах. — Бронекостюм на вечеринке — не самая удачная затея.

Кейлин кивает, принимая сказанное к сведению, и жестом указывает на лифт.

— Пойдем. Хочу проверить, как дела у Джокера. Он обещал доставить нас на Бекенштейн через полчаса.

Створки лифта раскрываются с шипением, выпуская Шепард и новую напарницу. Коммандер делает шаг в БИЦ, машинально проводит ладонями по бедрам, разглаживая мягкую черную кожу платья, и окидывает взглядом экипаж. Бурная деятельность на мостике всегда успокаивает капитана — ей нравится видеть, как слаженно работает большой живой механизм, именуемый командой. Кончики алых губ приподымаются в легкой улыбке.

— Коммандер, — Келли, заслышав знакомые шаги, оборачивается и на мгновение замирает, подбирая слова. — Ох, вы выглядите...

Шепард прерывает ее жестом. Комплименты — последнее, что ей необходимо.

— Есть что-нибудь для меня?

— Самара хотела поговорить с вами, коммандер.

— Передай, что я встречусь с ней после Бекенштейна, — Шепард бросает короткий взгляд на личный терминал, затем — на ступень, ведущую к голографической карте, но в итоге отступает в сторону и идет между занятых персоналом рабочих рядов, едва ли не физически ощущая на себе взгляды команды. Неплохо было бы, думает она, избежать чрезмерного внимания.

Шепард поднимается на мостик, ведущий к пилоту, и передергивает плечами. Быть может, Касуми права, и команде действительно стоит немного взбодриться.

— Как идут дела, Джокер?

— Отлично, коммандер! — пилот, оторвавшись от панели, разворачивает кресло. — Мы войдем в атмосферу Бекенштейна через... Воу! Капитан, прятать такие ноги под броней — настоящее преступление.

Кейлин складывает руки на груди и смотрит с наигранным укором. Стоило ожидать, что Джефф не оставит ее внешний вид без комментария.

— Учту в следующий раз, — капитан усмехается. — Бекенштейн, Джокер.

— Десять минут — и можно выпускать челнок.

Шепард кивает в знак благодарности и возвращается в БИЦ. Касуми говорит, что будет ждать у челнока, и исчезает из поля зрения, оставляя Кейлин одну. Всего через десять минут они покинут «Нормандию»; с точки зрения Шепард было бы проще разрешить ситуацию старым-добрым методом агрессивных переговоров, а не разыгрывать спектакль, не зная сценария. С другой стороны, думает коммандер, двигаясь к арсеналу, если удастся провернуть дело чисто и без лишнего шума, они сэкономят уйму времени. «И не привлечем к себе нежелательного внимания», — иронично добавляет она про себя. Не привлекать внимания ей сейчас хочется больше всего.

— Слышал, у тебя намечается занятная прогулка по поместью с чудесными видами.

Шепард не оборачивается — ей и не нужно. Она никогда не признается, но только этот мягкий, завораживающий голос заставляет мурашки бежать вдоль спины. Гаррус обходит оружейный стеллаж — Шепард следит за ним украдкой, но все так же делает вид, что занята изучением оружия: в этой игре она может диктовать правила. Он останавливается рядом, опирается локтем о стеллаж и продолжает:

— Уверена, что не хочешь, чтобы самый опасный парень в Галактике составил тебе компанию?

— Уверена, что приглашенные на вечеринку не слишком обрадуются компании Архангела, — Шепард поднимает голову, встречаясь с ним взглядом, и старается сохранить на лице серьезное выражение. — К тому же... — она нарочито оценивающе оглядывает турианца, — вряд ли твой вид соответствует дресс-коду. Броня, знаешь ли. Шрамы.

— Какая жалость, — усмехается Вакариан. — Если бы ты предупредила заранее, я бы приобрел на Цитадели подходящий к случаю костюмчик.

Кейлин не удерживается — представляет, смеется, чуть прикрыв рукой яркие губы, и не замечает, как турианец смотрит на ровную, прямую спину, оголенные плечи и шею. Эта удивительная человеческая женщина зачаровывает, заставляя напряжение будоражащим потоком разливаться по телу и оседать внизу живота. Шепард отнимает пальцы от рта, а Гаррус ловит себя на совершенно дурацкой и абсолютно неправильной для турианца мысли, что хочет узнать, какова же на вкус алая краска, покрывающая ее губы.

Мысли возвращаются в привычное русло неохотно.

— Я серьезно, Шепард, — говорит он, действительно посерьезнев. — Ты высадишься с Гото в охраняемом поместье. Прикрывать тебя будет некому, если что-то пойдет не так.

— Например, что? — она изгибает бровь. — Брось, Гаррус. Когда что-то идет не так, я с этим разбираюсь.

— Она только поднялась на борт. Разумно ли ей доверять?

Турианец спрашивает в лоб, и Кейлин мгновение хмурится, растирает пальцами переносицу. Не те вопросы, над которыми ей хочется ломать голову за триста секунд до Бекенштейна.

— «Цербер» заплатил ей за сотрудничество, — наконец, отвечает Шепард, дернув плечом, будто отбрасывая сомнения. — Слишком хорошо заплатил, чтобы был повод меня подставлять.

— Деньги не помешали Массани отпустить угрозу в твой адрес.

Она замирает, не найдя сразу, что и сказать. Шепард уже забыла об инциденте на Зоре и уж тем более не ожидала, что Гаррус запомнит. В конце концов, мало ли угроз она слышала в свой адрес — и многие ли из них достигли цели? Воспоминание вспыхивает ярко, поднимается, будто это случилось вчера: разочарованный Заид, сгоряча обещающий придушить Шепард под покровом ночи, и Гаррус, реагирующий стремительно и бескомпромиссно — Кейлин и рта открыть не успела, чтобы одернуть Массани, а «Вдова» уже прильнула к затылку солдата, готовая выплюнуть заряд.

— Знаешь... — наконец, выговаривает она. — Было вовсе не обязательно тыкать в него винтовкой. Нет, я... — она запинается, подбирая нужное слово, — рада, что ты прикрываешь мой тыл. — Гаррус хмыкает, а взгляд против воли спускается ниже спины коммандера. — Но я и сама могу решить этот вопрос.

Она вздыхает, снова поправляет волосы немного резким, дерганым жестом, привычно заправляет пряди за уши и поджимает губы — Гаррус знает все эти жесты наизусть.

— Две минуты до входа в атмосферу, коммандер! — оповещает Джокер по громкой связи.

Шепард разворачивается к турианцу и подается вперед, неторопливо и мягко, будто нарочно дразнит. Гаррус не отступает — в первый миг ее порыв заставляет потерять землю под ногами, а потом уже не видит смысла делать шаг назад. Ее запах, упоительный запах чистой человеческой кожи и мыла разгоняет пульс. Шепард заводит руку за его спину, не позволяя отвести взгляд. О, играть с ней в гляделки на борту «Нормандии», обмениваться короткими взглядами, пересекаясь в БИЦ... Сейчас было иначе: слишком близко, слишком наедине. За перегородкой отсека слышны голоса членов команды, все они кажутся далекими, и в то же время турианцу не хочется, чтобы кто-то вошел. Их отделяет-то всего ничего: ему достаточно наклонить голову, чтобы соприкоснуться лбами.

Сколько ночей подряд мысли о ее близости не дают уснуть?

— Ладно, — говорит Шепард, выпрямляясь и делая шаг назад. Вакариан моргает, прогоняя наваждение, и обнаруживает в ее руке пистолет. Турианец оборачивается на стеллаж и запоздало соображает: коммандер только что позаимствовала лежащую позади пушку. Только и всего. — Чтобы ты не беспокоился, возьму с собой это.

Она не ждет ответа и шагает к выходу, отстукивая шаги по гладкой поверхности пола. Гаррус смотрит ей вслед, и вопрос возникает в голове сам собой.

— Шепард... — голос звучит низко и хрипло, турианец откашливается, прежде чем продолжить. — Позволь узнать, куда ты собираешься его спрятать?

Шепард останавливается у двери отсека и чуть опускает голову. Ее плечи вздрагивают; Вакариан готов поклясться, что она неслышно смеется. Коммандер бросает на него лукавый взгляд через плечо: в зеленых глазах, так непривычно подведенных, пляшут озорные огоньки.

— О, когда-нибудь, — она улыбается. — Когда-нибудь я обязательно тебе покажу.

Шепард исчезает за створкой, и мысленно Гаррус благодарит духов — оружейный стеллаж поддерживает его надежно и дает время справиться с легким головокружением.

— Видел, да? — окликает его появившийся Джейкоб. — Вот это ножки у капитана!

— Определенно, — выдыхает Гаррус.

Ему кажется, что это первый выдох с тех пор, как Шепард вошла в арсенал.

URL
     

Subspace

главная