17:15 

Запасной план

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid


Фэндом: Mass Effect
Основные персонажи: Моринт, Гаррус Вакариан (Архангел), ф!Шепард
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Джен, Фантастика
Размер: Драббл, 4 страницы
Статус: закончен

Описание:
— А если бы что-то пошло не так? Что угодно. Если бы она не успела? Если бы что-то помешало ей успеть? Я — твой запасной план, Шепард, и я не позволю тебе умереть еще раз.

@темы: #фанфикшен, #masseffect, #ficbook

URL
Комментарии
2015-10-14 в 17:16 

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid
— Вам придется идти в одиночку, Шепард. Моринт будет наблюдать. Как любой хищник, она очень осторожна. Вам нужно привлечь ее внимание — с этим, думаю, не возникнет проблем. Вы сильны и опасны — ее это привлекает.

Шепард кивает на ходу, оправляет собирающуюся складками юбку. Ее шаг лишен обычной твердости и решительности — во всем виноваты каблуки. Без укрепленного за спиной оружия Шепард чувствует себя так, словно одежды на ней нет вообще. Впрочем, рассуждает Кейлин, в случае с Моринт пушка ей мало чем поможет, скорее уж напротив — навредит. Планов Шепард не строит: в условиях полнейшей неопределенности и не зная толком, с чем придется иметь дело, она предпочитает действовать по ситуации. Сначала нужно оказаться в VIP-зоне, а дальше — разберется.

— Почему меня не радует мысль о том, что ты легко понравишься Ардат-Якши?

Кейлин смотрит на напарника искоса.

— Не ревнуй, Вакариан.

— В мыслях не было. Но все же, Шепард...

Стук шагов обрывается резко. Кейлин переглядывается с Самарой и кивком дает понять, что догонит ее через пару минут. Она разворачивается на каблуках, едва не уткнувшись носом турианцу в плечо, и, вскинув голову, складывает руки на груди. Решительная, уверенная, как всегда. Стоит бросить ей вызов, малейший намек на него, и строгий прохладный взгляд станет меньшим, с чем придется иметь дело. Гаррусу нравится этот взгляд — и еще больше нравится, когда бездонная зелень ее глаз, холодная миг назад, теплеет.

Этой поблажки она не дает.

— В чем дело?

— Самые злачные места в Галактике, сногсшибательный наряд — и без меня. Почему?

Шепард не смягчается. Она вопросительно приподымает бровь, безмолвно требуя говорить. И требуя немедленно, без вопросов, без возражений. На его сомнения времени нет.

— Бекенштейн, — поясняет Гаррус, не желая ни спрашивать, ни возражать. — Тогда все пошло не по плану.

— Кризис доверия? — саркастически спрашивает Кейлин.

Гаррус смотрит на ее лицо: въедливо прищуренные, головокружительно зеленые глаза, аккуратно подведенные черным, высокие скулы — на правой виднеется алая нить шрама — и упрямо сжатые губы, ярким пятном выделяющиеся на светлом лице. В голове вспыхивают мысли: совершенно разные, перебивающие друг друга, тревожные, беспокойные, совершенно неуместные — не такие, какие должны быть у турианца, смотрящего в глаза человеческой женщины. Ему бы высказать все, что он думает об этой попытке ловить Моринт «на живца», о том, как подобные операции организовывались в СБЦ и как их следовало бы проворачивать, но он вынужден бороться с желанием коснуться дерзко вздернутого подбородка.

— Дело не в том, доверяю ли я Самаре, — наконец, медленно выговаривает Гаррус, заставляя себя смотреть ей в глаза и не путаться в потоке мыслей. Взгляд то и дело норовит соскочить на губы — помилуйте духи, с каких это пор губы Кейлин Шепард кажутся ему чертовски привлекательными? — Я не идиот, чтобы сомневаться в юстициаре. Ты не пробовала, я не знаю... обзаводиться запасным планом на случай, если что-то пойдет не так?

Она нетерпеливо оборачивается к VIP-зоне клуба и даже не представляет, какой кавардак творится у него в голове. Гаррус не против: хорошо, что не представляет, ей хватает других забот. Вот и сейчас она рвется в бой, и ей совершенно нет дела до разрываемого беспокойством турианца. Гаррус, в общем-то, понимает: она же, в конце концов, Шепард — женщина, проявившая себя во время блица, первый Спектр среди людей, героиня, уложившая Сарена на лопатки и готовая потягаться со Жнецами, стоит им только высунуть хоть одно щупальце в известный космос. Это же Шепард! — что ей какая-то Ардат-Якши? У нее не бывает обходных путей, она либо делает...

Либо погибает.

Проще хлебнуть залпом литр кроганского ринкола, чем думать об этом.

Вакариан отстегивает укрепленный у бедра пистолет и протягивает ей.

— Может, тогда все-таки возьмешь это, чтобы я не беспокоился?

Она качает головой и усмехается: Вакариан вернул ей шутку, небрежно брошенную перед высадкой на Бекенштейн. Шепард накрывает ладонями - и чего ради его руки покрыты броней и не способны чувствовать прохлады ее пальцев? - протянутый «Палач» и мягко отстраняет.

— Не в этот раз, Гаррус. Я должна идти.

Кейлин удаляется стремительно, будто неудобная обувь вовсе перестала сковывать ее шаг. Яркие вывески «Омеги» бросают под ее ноги разноцветные лужицы света и путаются бликами в волосах. Красный, синий, зеленый, желтый. Гаррус не отрывает взгляда от фигуры коммандера. Вот Шепард легко поднимается по лестнице, встряхивает головой, обращаясь к вышибале. Слов отсюда не разобрать — Вакариан лишь видит, как турианец у входа кивает, а затем Шепард ныряет в зияющую темноту VIP-зоны, обнажившуюся, едва распахнулась створка.

Когда индикатор снова загорается красным, Гаррус принимает решение. Вернув пистолет на место и проверив закрепленную за спиной «Вдову», он осматривается и торопливо покидает сектор.

***


Расслабляться нельзя. В квартире Моринт тихо, шумные переходы станции и гул басов, проникающий под кожу, остались позади. В просторных комнатах легко дышится; Шепард не позволяет себе хмуриться, но думает, что это уж слишком похоже на последний вдох перед смертью — уж она-то знает наверняка. Кейлин осматривается: мягкие диваны так и манят, предлагая расположиться с комфортом и стянуть с ног до ужаса неудобные туфли. Моринт не торопит; азари устраивается на диване, наблюдая за гостьей с ленью большой дикой кошки, знающей, что добыча уже загнана в угол и не денется никуда. Это придает игре остроту — Кейлин гадает, знает ли Ардат-Якши о истинных целях ее визита? Одному черту известно, какие еще сюрпризы может преподнести эта азари.

— Я люблю поединки, — вкрадчиво говорит Моринт, и Шепард признает, насколько была права Самара: голос ее дочери вязок и сладок. Ее хочется слушать, сесть у ног и внимать, умоляя, чтобы Моринт не умолкала — а если и умолкала, то лишь за тем, чтобы сливать губы в поцелуях. У девочки-скульптора не было ни единого шанса. — Особенно когда в глазах противника видно понимание того, что он слаб и скоро умрет.

Кейлин уже не знает, кто в этой игре охотник, а кто — дичь, но отступать не в ее привычках. Она разглядывает каменное изваяние, навеки застывшее в одной позе: Моринт говорит, что для его создателя все закончилось совсем не так, как он ожидал, а Шепард улавливает в этих словах горькую иронию: для кого сегодня все закончится не так, как он того ожидает? За панорамным окном темно: черноту станции разбавляют точки огней. Кейлин вглядывается в сплошную, неразделимую ночь, силясь разглядеть хоть какой-то знак.

Моринт окликает, зовет к себе, а Шепард не может больше тянуть время.

Рядом с Моринт мысли путаются, скачут, как ненормальные. Шепард держит дыхание и пульс в узде усилием воли: ни один мускул на ее лице не должен выдать внутренней борьбы и напряжения, заставляющего тело неметь. Отточенные инстинкты вопят об опасности, в то же время к азари страстно влечет: один неверный шаг — и можно сорваться в пропасть.

— Посмотри мне в глаза, — мурлыкает Моринт, приблизившись вплотную. Ее глаза становятся черными, совсем как тьма за окном квартиры, — и скажи, что хочешь меня. Скажи, что ради меня пойдешь на убийство. Что готова на все.

Язык становится чужим и непослушным — ворочается, повторяя слова. Немеющий разум тонет в вязкой сладости. Шепард пытается сопротивляться — и чувствует, как с каждым произнесенным словом проигрывает эту битву. Есть только смертельно прекрасное лицо азари и черные омуты глаз, в которых не отражаются даже звезды.

Кейлин проваливается во мрак, но ей кажется, что неяркое алое пятнышко лижет лоб Моринт, и это пятнышко — единственный источник света в сгущающейся темноте.

А потом позади с грохотом подымается стена синего огня, и волна биотической силы отшвыривает Ардат-Якши прочь.

URL
2015-10-14 в 17:16 

Itami Kaname
Вечное нервное шакалье хихиканье и бряцанье когтей по клавиатуре... (с) L.Sid
***


Возвращаются молча: Самара, хранящая молчание, в котором скорбь смешивается с чувством исполненного долга, и Шепард, все еще чувствующая себя слишком неустойчиво. Она была уверена, что никакая сила не способна сломить ее волю; Моринт убедила ее в обратном, показала слабину, запустив цепкие синие пальцы в разум и превращая его в послушную глину. Изнутри скребет мерзостное ощущение собственной уязвимости. От наемников, хасков и Коллекционеров Шепард всегда берегла надежная броня и верная рука, бьющая без промаха. Здесь же она оказалась беззащитна, будто младенец. Что там говорила Лиара, помогая упорядочить ряд призрачных образов, поселившихся в голове после контакта с протеанскими маяками? Что у нее сильная воля? Шепард проводит ладонью по волосам, будто это способно избавить ее от воспоминаний о минувшем вечере. Какой бы она ни была, ей не хватило сил противостоять искушенной Ардат-Якши, и осознание выбивает землю из-под ног. Кейлин чувствует себя разбитой — Моринт заставила ее разлететься вдребезги, и кому бы теперь под силу было ее собрать?

— Шепард!

Она оборачивается, замерев у отсека, ведущего к шлюзам. Их догоняет Гаррус; Кейлин хмурится, разглядывая приближающуюся фигуру турианца.

— Я думала, ты занят на «Нормандии». Калибровка, еще что-нибудь.

— Нужно было уладить пару дел.

Она не переспрашивает: переминается с ноги на ногу, мечтая избавиться от обуви, заставляющей стопы гореть огнем, складывает руки на груди и смотрит требовательно, совсем как в самом начале вечера, перед лестницей, ведущей к VIP-зоне. От нее невозможно что-то спрятать, даже если это всего лишь новая царапина на броне.

Между бровей залегает глубокая морщинка: винтовка за спиной турианца, крохотное алое пятнышко на лбу Моринт — совсем как от прицела... Шепард складывает два и два, Гаррус по глазам видит, что она его раскусила.

— Мне казалось, я ясно выразилась на этот счет.

— Ты не приказывала ничего не предпринимать. Кто-то должен был тебя прикрыть.

— Меня прикрывала Самара, — коммандер оборачивается, чтобы посмотреть на спутницу, но не находит ее в отсеке: только жужжит ведущая к шлюзам створка.

— А если бы что-то пошло не так? Что угодно. Если бы она не успела? Если бы что-то помешало ей успеть? Я — твой запасной план, Шепард, и я не позволю тебе умереть еще раз.

Гаррус запоздало понимает, что сказал слишком много, но на попятный идти поздно. Шепард молчит мучительно долго, приоткрыв в удивлении губы; наконец, усмехается и качает головой.

— «Запасной план»! — передразнивает она. — Ладно, умник. Мне срочно требуется запасной план, чтобы добраться до «Нормандии» в этой обуви, — она небрежно стряхивает туфлю со стопы и поджимает ноющие пальцы. — План «А», кажется, с треском провалился. Что скажешь?

Гаррус берет ее под руку, позволяя повиснуть на плече.

— Так точно, коммандер.

URL
   

Subspace

главная